Пустая могила около церкви Святого Джурджа в Цавтате часть 3 (История о вилле на Камену Малом и сестрах Ольге и Лидии)

Покупка виллы на Камену Малом для Ольги Соловьевой определенно значила окончание карьеры. Она ушла из балетного и кинематографического мира и навсегда покинула Белград и в тридцатилетнем возрасте вышла на пенсию. Перед этим она повредила голеностоп, для балерин. как и для племенных лошадей, это была фатальная травма, но не в том причина ее ухода. Сделав из дома небольшую семейную колонию, Ольга Соловьева пустилась во все тяжкие типично для русской эмигрантской судьбы: пьянство, нытье и ностальгия, воспоминания об Одессе и еще живых декадентах Дубровника, в который пересилилось несколько сотен русских эмигрантов, в основном достойных людей, которые большей частью ничего не делали, только ждали обнищания.

После второй мировой войны в Цавтат определенно переселяются Лидия и ее невезучий муж, и так в виллу на Камену Малом наконец поселяются все ее обитатели. Граф Иво Войнович  уже был мертв, наша литература никогда не была склонна к большим гражданским темам, о русских эмигрантах писал только Црнянский, в основном пишучи о себе и своей судьбе, так что величественная русская и дуброваческая история остается навсегда нерассказанной. Вскоре после войны дом Соловьевых превращается в светский и богемный салон, через который прошел весь высший дубровачки и югославский цвет общества, но свидетельства об этом будут очень редкие и скупые. Господа исчезли и нет их больше.

Неизвестно как на Камену Малом пережили вторую мировую войну. Она в этом крае на вечной границе различных государств и влияний была очень закрыт в своей жестокости. Линия фронта часто проходила через человеческие жизни, и русские эмигранты в Дубровачком краю имели различные судьбы. В Дубровнике усташей некоторые из них покланялись Поглавнику, из-за его очевидного антикоммунизма и вражды к Советскому Союзу. Но  и они часто страдали, когда усташи в них видели православных, сербских братьев по вере. С приходом партизан, когда проводились тотальный проверки кто на чьей стороне и кто кому служил, среди виновных и безвинных, которые пострадали от мести победителей, опять были русские. Но Камен Малый со своим фатальным видом на Дубровник и в этот раз остался нетронут.

Хотя об этом нет ясных свидетельств, но кажется, что во второй мировой войне главную роль в семье играла сестра Лидия. Способная к практическим делам и более коммуникативная, чем Ольга, она в конце концов станет семейным патриархом и последним обитателем Камена Малог. Её история, но только часть ее, сохранилась благодаря Алексею Арсеньеву, известному историку из Нови Сада и исследователю русской эмиграции в Югославии, который разговаривал  с Лидией и частично записывал ее воспоминания.

После того как в начале 50-х сестры остались одни, похоронив всех своих ближних на Святом Джурдже - кладбище для иностранцев, сестры начали интенсивно вести общественную жизнь. Уже перед этим они занимались просветительской деятельностью среди местного населения. Ольга жительниц Конавле учила рукоделию, хорошим манерам и танцам – всем женским искусствам, которым она обучилась в институте благородных девиц в Одессе, а Лидия занялась косметикой. Они прекрасно ассимилировались в том месте где поселились. Хотя Камен Малый построен немного за Цавтатом, они  участвовали в местной жизни, жили среди людей и были частью Цавтатского прошлого и истории, которая никогда не будет написана, и чья часть - небольшое православное кладбище и одна пустая могила  на нем...

Продолжение следует...

Перевод с хорватского статьи Миленко Йерговича, фото к блогу TerraBalkan