Пустая могила около церкви Святого Джурджа в Цавтате часть 4 (История о вилле на Камену Малом и сестрах Ольге и Лидии)

Между тем возрождение сестер Соловьевых начинается в 1950 году с основанием Дубровачких летних игр. После того как в следующие три года умрут всех их ближние и сестры останутся одни, Игры заменят им семью, и найдут через них также возможность своего культурного выражения. Эммигранты и беженцы, особенно русские,  в течение 20 столетия блуждали по свету, искали свое новое отечество, где бы могли основать новый дом и придать жизни смысл. Ольга Соловьева была постоянным хореографом Дубровачких летних игр, с которыми сотрудничала до смерти в течение 20 лет. В пятидесятых годах при Музыкальной школе  в Дубровнике она сформировала и вела балетный класс.

То были времена обнищания, но Дубровник был довольно велик, чтобы иметь свою балетную школу. В начале 90-х, когда уже не будет сестер Соловьевых и виллы на Камену Малом, музыкальная школа в Дубровнике станет «Школой искусств Луки Соркочевича», на чьей интернет странице читаем, что «в учебном году 1997/98 свое среднешкольное образование начала и успешно закончила на сегодня единственное поколение выпускников классического балета».

Так как  сестры не имели близких родственников, Ольга Соловьева и Лидия Ираклиди еще в начале 70-х решили виллу на Камену Малом, чья ценность головокружительно возросла, завещать Дубровачким летним играм, с тем чтобы в ней был дом отдыха для старых и бедных деятелей искусств. В мире это обычное дело, в Будапеште в квартале резиденций, где-то между Сербским и Хорватским посольствами уже существует один красивый дом престарелых исключительно для деятелей искусства.

Ольга умерла рано, весной 1974. Лидия продолжала жить в доме на Камену Малом межу картинами и скульптурами, между духами. И дальше дружила с людьми, принимала их у себя, знакомила между собой, но уже понемногу была  обеспокоена ситуацией. Она не была уверена, что ее вклад будет принят с уважением, и что Дубровачки летние игры тут действительно откроют дом для отдыха старых и бедных. Это свое сомнение высказывала людям, хотя не знала, чем они ее могут поддержать. Она и Ольга любили людей, среди которых жили, уважали их обычаи и устои и ничего бы плохого о них не сказали, но Лидия не могла бы подумать  о том, что произойдет после ее смерти. Или то, что она задумывала когда–то, будет отличатся от того, что они вдвоем написали в завещании.

На Камену Малом она не смогла остаться из-за чудесного, но фатального вида на Дубровник, который был виден из окна ее гостиной, как на ладони. Югославская народная армия перед виллой поставила артиллерийскую батарею, из которой потом анонимные артиллерийсты обстреливали город. Их действия станут широко известны, в то время как они останутся навсегда анонимными. Хотя было бы интересно знать, с какими чувствами неизвестный герой стрелял по Дубровнику. и, что думал, когда после вошел бы в виллу, как ощущал себя между всех тех вещей, которыми был ему виноват мир, который именно они уничтожали, и который в конце был успешно уничтожен. Но убийцы, разбойники и разные другие герои на Балканах всегда остаются неизвестными, так что мы не услышим их объяснений.

Вилла была затем сожжена. Было это в то время, когда Цавтат уже был освобожден. В ней  сгорели не только материальные следы одной русской эммигрансткой семьи, но и важная часть истории Дубровачких летних игр. Сгорела здесь и часть истории Цавтата, хотя в этом месте все еще есть те. кто хорошо помнят сестер Соловьевых, и хранят их фотографии в семейных альбомах среди фотографий своих домашних. Точно где-то в Цавтате или в Сараево существуют и коробочки из под Лидииных косметических изделий. В школе искусств Луки Соркочевича должна была бы быть и бюст Святослава Рихтера, подаренный Музыкальной школе еще во время Ольгиной жизни.

Завещание сестер Соловьевых не было исполнено. Как только стало возможно с ростом цен на недвижимость, Дубровачки летние игры продали этот красивейший кусочек Цавтата, вместе с развалинами сгоревшей виллы.  Вилла была сожжена и откуда у Дубровачких летних игр деньги на ее восстановление и открытие дома престарелых? Сейчас вилла на Камену Малом обнесена устрашающей стеной, которой раньше не было, похожей на стены, которые стоят в Косово около домов, оборудована камерами и сигнализацией, и стоит скрытая от взглядов как вилла какого-то иностранца. Иностранец уже потому, что неизвестен, и страшно нам и узнать как его зовут.

Так Дубровачки летние игры закончили все дела с сестрами, постаравшись потом их забыть навсегда. В Дубровнике ничего не названо их именем, и маловероятно, что нынешние управители  Игр вообще знают, кто были сестры Соловьевы.

Перевод с хорватского статьи Миленко Йерговича, фото к блогу TerraBalkan