Русский дом на чужбине – или …столетию печально известных событий посвящается

Бездушная статистика за которой трагедия целого народа и граждан страны в которой оказались врагами и лишними врачи, военные, учителя, изобретатели, писатели, поэты, банкиры, экономисты, художники, актеры и певцы….Они могли бы послужить на благо своей отчизны , но вынуждены были спасая свою жизнь искать лучшей доли на чужбине. Они основали свою колонию, свой театр, библиотеку, газету и школы ….. О них забыли ….на родине им не нашлось и 2-х метров земли…их имена хранят надгробные плиты на русских кладбищах Дубровника, Котора, Герцег-Нови…

Из книги Алексея Арсеньева «РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В ДУБРОВНИКЕ»

«Вскоре после подписания на острове Корфу Декларации об объединении южнославянских народов (август 1917 г.) российское Временное правительство (в лице министра внешних дел М.И.Терещенко) было первым и единственным правительством из союзников Сербии, официально приветствовавшим и признавшим создание Королевства сербов, хорватов и словенцев.

Несколько "волн" беженцев из России захлестнуло Дубровник в течение 1920 г.: в январе, марте, мае, августе и декабре.

"В марте 1920 г. из неизвестного сборного пункта прибыло в Дубровник по железной дороге 30-40 белоэмигрантских семейств тнзв. "Новороссийской эвакуации", общей численностью около сотни лиц. В основном это были представители русской аристократии, капиталистических и буржуазных кругов. По приезде в Дубровник они поселились в городе, не работали, а жили на привезенные с собой капиталы, были богаты. Это были первые эмигранты и им в Дубровнике легко было нанять комфортабельные квартиры. Некоторые остались тут короткое время, некоторые - дольше. Кое-кто из них выехал во Францию или в другие западноевропейские страны, кое-кто в Дубровнике осел пожизненно.

Вскоре после прибытия в Дубровник они основали свою первую "русскую колонию", являющуюся одной из старейших русских колоний, возникших в Хорватии.

"В начале августа 1920 г. на русском крейсере "Орел" прибыла в Дубровник группа русских белоэмигрантов, примерно 210 душ. Прибыли они из Владивостока, отступая от натиска Красной армии. Почти весь эшелон состоял из воспитанников и преподавателей Военно-морской академии во Владивостоке, откуда он направился сперва в Японию. В одном японском порту крейсер бесплатно обзавелся углем и продолжил плавание в Сингапур. Оставшись без пропитания часть угля была обменена на провиант и транспорт продолжил путь, направляясь в Индию и далее, через Суэцкий канал. Было принято решение бросить якорь в Дубровнике. Причалив, академия была расформирована, преподаватели и учащиеся частично были распределены в русские кадетские корпуса, в Сараево, Билече и Белую Церковь, а другая часть направлена в университеты Белграда и Загреба.

В том же, 1920 г., в Груж причалили и транспорты с югославскими военноопределяющимися, оказавшимися в России. С ними были и русские беженцы. Так, 10 сентября, в Груже стал на якорь пароход "Гималаи", прибывший из Владивостока. Местная пресса отметила:

"Прибыло 888 солдат, 81 офицер, 334 чехословаков с музыкой, 59 женщин и 28 детей". Новая "эмигрантская волна" была самой мощной.

Ноябрь-декабрь 1920 г.: "французская эвакуация" с Крыма

После окончания войны с Польшей Красная армия переправляется на юг России и в неудержимой контратаке у Перекопа 7-8 ноября 1920 г. ставит Русскую ("белую") армию генерала Петра Николаевича Врангеля в безнадежное положение. Барону П.Н.Врангелю уже не оказывают поддержку военные союзники России - Франция и Англия. В течение всего нескольких дней, при помощи союзнических пароходов, оказавшихся в портах Крыма, была проведена эвакуация - спасение от большевистских репрессий около 150 тыс. человек: чинов армии, гражданских лиц, семейств государственных чиновников, интеллигенции, целых

учебных заведений, вдов, военных инвалидов и сирот. Они погрузились на (примерно) 150 кораблей и в начале ноября направились к Босфору.

Правительство Республики Франции взяло под свое покровительство этих беженцев и между правительствами европейских стран начались срочные дипломатические переговоры, связанные с размещением беженцев. Королевство СХС согласилось принять часть этого контингента. На совещании Государственной комиссии по приему русских беженцев, состоявшемся 18 ноября 1920 г. в Белграде, было принято решение о создании в Далмации приемных пунктов беженцев - в Бухте Которской, Дубровнике и Бакаре. Уполномоченным представителем Государственной комиссии в Дубровнике был назначен подполковник Александр Андреевич Леман, бывший чиновник Правления Красного креста в Петрограде.

Адриатические порты приняли в те дни около 20 тыс. беженцев с Крыма. В дубровницкий порт Груж 1 декабря 1920 г. причалил пароход "Сегед", принадлежавший обществу "Адриа", который под командованием капитана Десковича 28 ноября вышел в море из Константинополя, вошел в Бухту Которскую, но там не был принят, а направлен в Дубровник. На его борту официально было зарегистрировано 2.563 русских беженца, из которых в Дубровнике оставлено 783 лиц, а остальные, пройдя карантин, в группах направлены в основном в Банат (северо-восточную область страны). Экипаж американского корабля "Олимпия", оказавшийся в порту Груж к приходу "Сегеда", с первых минут прибытия этого парохода широко пришел на помощь беженцам, облегчая устройство довольствия. Этим пароходом прибыло около тысячи солдат и офицеров Армии ген. Врангеля и около 1.800 гражданских лиц, женщин и детей.

"Из этого транспорта в Дубровнике остались лишь те, которым удалось найти какую-либо работу или были знакомства и родственники, устроившиеся здесь ранее. Им нужно было подать прошение в адрес мэрии для получения права на жительство в Дубровнике. Из всей группы, прибывшей на "Сигеде" в Дубровнике и его окрестностях, поселилось около трехсот лиц.

Одна группа эмигрантов 16 декабря 1920 г. прибыла в Которскую Бухту на пароходе "Брезгавия", но не все были высажены в порте Тиват, 150-180 из них задержаны на борту и лишь 31 декабря сошли на берег в порте Груж. До продолжения своего путешествия в Воеводину, вся часть этого транспорта была размещена в дубровницкой казарме "Санта Мария".

Помимо дубровницких военных казарм-крепостей Ревелин, Моло и Св. Мария, группы беженцев "Крымской эвакуации" расположились в бывшей гостинице "Hotel de la Ville" (теперь это отель Pucic Palace ) и в доме "Беназ" в районе Плоче

Позднее, в течение 1921 г., в Королевство СХС прибывали и другие подразделения Русской армии ген. Врангеля, временно рассредоточенные в лагерях Турции и Греции. Начиная с 1-го сентября 1921 г. Военно-морское министерство приняло около 4,5 тыс. русских военных на пограничную службу, сроком на год. Вторая бригада кавалерийской дивизии 1-го Армейского корпуса, которой командовал ген.-майор Борис Владимирович Гернгросс, с центром в Загребе, была отправлена на деликатную границу с Италией, на острова (Раб, Углян, Зларин, Хвар, Корчула) и в далматинские города (Карловац, Трогир, Макарска, Дубровник, Зеленика, Будва). Дубровницкий отряд с русскими пограничниками стоял на острове Локрум.

Когда в декабре 1920 г. из Крыма через Константинополь в Дубровник прибыл пароход "Сигет" с (около) 3 тыс. белогвардейцев, после их размещения в Дубровнике в нем осталось лишь 800 лиц. Таким образом, вместе с теми, которые сюда прибыли в марте 1920 г., общее число белоэмигрантов в Дубровнике составляло около 900 душ. В мае 1921 г. в крепости Ревелин созданы "Русский дом" и "Русский Красный крест". Перед войной 1941 г. в членах колонии состояло всего 84 русских.»