Паскова кофейня или как дубровчанин стал бариста в Лондоне

В год 1652 от рождества Христова незнакомый до сей поры аромат дополнил насыщенный купаж запахов лондонских улиц. Уже известный табачный крепкий табачный дух столетиями ранее привнесенный из новых заморских земель не смущал обоняние лондонцев, а благовония востока давно вошли в жизнь островитян. Новое изысканное благоухание щекотало ноздри горожан в Корнхилле близ церкви Св Михаила (The Parish Church of St Michael`s Cornhill). Свежая вывеска, с изображением головы некоего человека, очевидно хозяина, еще блестела невысохшей краской над дверями заведения, из дверей которого лился дивный запах. В великосветских салонах в то время предметом обсуждения стало открытие корчмы, где подавали исключительно новый напиток со столь богатым ароматом. Называли его кофе, говорили также , что хозяин господин Паско родом из Дубровника и по древнему названию города этого фамилия ему Росее от Raguseo (Дубровник – Ragusa). Что прежде лет двадцать назад служил он у торговца Даниэля Эдвардса (Daniela Edwardsa) в Смирне – городе на Эгейском побережье, и что весьма способен был указанный Паско в приготовлении нового напитка кофе, столь любимого его хозяином и гостями оного.

Господин Эдвардс не смог расстаться со слугой настолько дорогим его сердцу и взял Паско с собой на родину. Здесь уже, поспособствовал открытию означенным Паско собственного кофейного заведения, что в обществе прозвали «У Пасковой головы», дабы гости распробовавшие экзотический напиток не заполняли дом господина Эвардса. А для еще не вкусивших и сомневающихся граждан в типографии местной отпечатан был пергамент «Польза от пития кофе», где советовал употреблять кофе гостям всех возрастов и старикам и детям даже беременным женщинам. Пить его следовало приготовленным по турецкому рецепту очень и очень горячим.

Однако люди есть люди и процветающая Паскова кофейня со временем обзавелась не только завсегдатаями, но и множеством неприятелей – других лондонских рестораторов –конкурентов. Объединившись, конкуренты добились запрета работы Пасковой кофейни под предлогом, что хозяин иностранец. Эта проблема разрешилась в 1654 господин Эдвардс привел конюха, что служил его зятю, урожденного англичанина по имени Кристофер Китт Боуман (Christopher Kitt Bowman) c тем чтобы оный конюх стал совладельцем и фиктивным хозяином кофейни. Да как это обычно и бывает со временем амбиции Боумана возросли и он, узнав все секреты приготовления ароматного напитка, открыл свою кофейню недалеко от кофейни Паско.

С того времени началась жесткая конкурентная борьба между двумя заведениями, в ход пошли все средства среди прочих и сатирические вирши о чем сохранилась память в английской литературе. Даже посетители кофеен разделились на два враждующих лагеря. Шло время, страсти поутихли, пропал и Паско. Говорили только лондонские рестораторы, мол в Нидерландах Паско и что бежал из за предательства и наговоров.

Финалом этой истории стала эпидемия чумы охватившая Лондон в 1666 году а затем и пожар, что поглотил вместе с большей частью Лондона и враждующих жителей и дома их и два заведения в Корнхилле близ церкви Св Михаила.

Между тем мировая история кофе не была бы полной без упоминания Паско Дубровчанина, которого в Лондоне в середине 17 в прозвали Росе Rosee и о чем свидетельствует памятная доска на стене одного из зданий .

Без этой истории не может быть мировой истории кофе без упоминания Паско Дубровчанина которого в Лондоне в середине 17 в прозвали Росе (Rosee).