Эх, дороги...балканские...

Транспортные артерии, через которые Дубровник поддерживал отношения с остальным балканским миром , сложились задолго до турецкого завоевания и позднее почти не менялись. Их сеть была предопределена природой и рельефом

Условия для передвижения здесь совершенно иные, чем на двух великих балканских магистралях — на «Военной дороге» (Via militaris — Константинополь — Адрианополь — София — Ниш — Белград) или на «Игнатиевой»  (Константинополь — Адрианополь — Серры — Солунь — Охрид — Диррахий, Драч). На двух последних трассах средневековый путешественник все время двигался вдоль русла рек, не оставляя долин, изредка поднимаясь на горные отроги и не зная крутых подъемов и спусков. Напротив, чтобы попасть к дубровницкой гавани, он должен был вступить в единоборство с горными склонами — весь путь состоял из движения вверх и вниз.

Источники делят балканские дороги на «великие» и обычные. Легко догадаться, что к числу «великих» относились обе балканские магистрали, но более точного разграничения не существует. Скорее всего, «великими» (или «царскими», или «друмами» от греч. «дромос» — дорога) именовались трассы общебалканского значения, а «обычными» — локального

Дубровницая дорога ( Dubrovacki drum)  - не только и не столько дорога, но связующий торговый путь , что способствовал процветанию города и республики.

Этот караванный путь – урожденная римская дорога между Дубровником и Эпидавром(Цавтат) – о его важности свидетельствуют построенные на протяжении всего пути церкви: св. Урсулы, св Джурджа, св.Барбары, св Анны на Бргате.

Начало пути в те времена в предместье Табор на Плоче от куда друм постепенно поднимался к св Урсуле и далее к селениям Дубац , Бргат  и городу Требинье. Далее шел через восточную Герцеговину до города Ниш где соединялся с царской дорогой что связывала Белгард с центром Османского царства в Константинополе.

В 1355—1358 гг. дубровницкие власти определили ширину двух главных дорог на территории коммуны в 5 и 6 «шагов», т. е. в 3,5 и 4,2 м. Второразрядные дороги имели ширину 2,1 м, а проселочные — даже 1,4 м. Примерно такой же была ширина дорог за пределами дубровницкой  территории: «великих» — 3—4 м, а обычных — 1,5—2,5 м. Кромку «хорошей дороги» в горах составляли обычно крупные, грубо отесанные камни, а сама тропа была замощена мелкими камнями. На равнинах, где было больше грязи, в тело дороги закладывали более крупные камни, но дожди со временем вымывали землю и ступать по отдельно лежащим камням становилось очень неудобно. Естественный уклон на горных склонах преодолевали, используя либо «серпантин», либо ступени, высеченные в горе. Такие ступени были удобны для конских копыт, но они не должны были быть особенно крутыми, чтобы при спуске вьюки не сползали животному на шею. Такой замощенный путь именовался в византийское время «хорошей дорогой» («калос друмос», отсюда и современное сербскохорватское «калдрма» и турецкое «калдырым» — мостовая).

М. М. ФРЕЙДЕНБЕРГ «Дубровник и Османская империя»