И снова о нравах старых дубровчан...двойные нравственные стандарты как норма уклада

Во времена Дубровницкой Республики, как я уже рассказывала в этом блоге, существовали две касты доступных женщих - наложницы (по совместительству служанки в домах аристократов) и проститутки. Соответственно служанки-наложницы рожали довольно впечатляющее количество внебрачных отпрысков аристократов. И дети эти были общеизвестной тайной, так сказать, секретом Полишинеля, однако отцы о них практически не вспоминали, тем более не упоминали их в своих завещаниях, а уж тем более не вспоминали они о их матерях. 

Следует подчеркнуть, что дубровчане закрывали глаза исключительно на измены мужской половины, а женам полагалось хранить верность. Если уж что каким недосмотром случался адюльтер в исполнении члена семьи женского пола, то сея неугодность немедленно и жестоко пресекалась и весьма тчательно скрывалась, а уж тем более держались в тайне ее последствия. А почва для адюльтеров в те времена имелась, да еще какая... Разница в возрасте супругов обычно была весьма и весьма ощутимой. Мужу полагалось содержать семью и прочую челядь и домочадцев, поэтому женились дубровчане мужского пола в возрасте финансово и биологически зрелом - 30-40 лет. В то время как невестами себе они выбирали юных девушек 16-20 лет. Браки заключались исключительно по расчету и о сердечных предпочтениях никто супругов и не спрашивал. 

Мужчины вопрос житья с нелюбимыми женами решали просто - внебрачные связи с молчаливого одобрения общества...при этом супружеские измены в Республике официально были наказуемы. Дубровницкие власти вроде бы как и не разрешали заниматься проституцией, но и не особо с этим явлением боролись. Такая толерантность властей позволяла определенной прослойке женщин довольно неплохо зарабатывать себе на жизнь. С другой стороны наличие в городе проституток позволяла Дубровнику быть достаточно безопасным для остальных женщин городом, здесь почти не было изнасилований. Хотя в те смутные времена вполне обыденным явлением были нападения на беззащитных женщин, таким способом тогда дубровницкие молодцы, да и гости города, доказывали свою брутальность. Так что дубровницкие власти полагали, что лучше пусть здесь живут проститутки и служат отдушиной для выплеска бурлящих гормонов местных и пришлых господ, чем будут случаться массовые нападения на местных женщин. Публичные дома занимали точно определенные властями адреса. Обычно жрицы любви жили по двое или больше дам в "коммуне", довольно редкими были случаи, когда такая женщина жила одна. Старосту публичного дома называли anatessa di peccatries. В 1490 году власти принимают закон по которому все официальные проститутки должны были жить в домах от дома Марина Цриевича до ограды госпиталя Марина Будачича около церкви Святого Петра, на улице которая идет в сторону моря до крепостной стены и более нигде в городе. До этого простутки обычно жили в домах на улице, которая сейчас называется Палмотичева. Позднее публичный дом появился в городском районе Кармен, что вызвало весьма сильные протесты местных жителей и прочих поборников нравственности. Аж 1905 году епископ Марчелич и еще 30 человек подписали обращение к властям, которые просили принять меры, навести порядок, то есть решительно прекратить скандальное существование публичного дома на Кармену. Однако не все так просто было, эти радетели благочестия встретили весьма впечатляющий отпор, как аргумент в том числе приводился факт постоянного существования и функционирования этого публичного дома аж со времен Дубровницкой Республики. После много численных тяжб этот публичный дом закрыли только в 1928 году. 

Источник: Gordan Ravančić, Hrvatski institut za povijest Zagreb

Перевод: Наталия Марушич