Пустая могила около церкви Святого Джурджа в Цавтате часть1 (История о вилле на Камену Малом и сестрах Ольге и Лидии)

На Мечайцу рядом  с северным въездом в Цавтат церквушка Святого Джурджа, маленькая  и гармоничная, построена в 15 веке на месте предыдущей церкви, которая как это у нас бывает, построена на основании еще более старой церкви. Первый раз эта церковь упоминается в 1253 г. в дубровачком договоре с болгарским царем Михаилом. Как сообщается на интернет странице Дубровачкого Епископата (кстати, девиз этой страницы «от людей для людей»), около этой церкви «издавна хоронят иноверцев». На том кладбище сейчас 12 надгробий, заросших травой. Имена на камнях написаные в основанном сербской или русской кириллицей, скрыты под сухими еловыми иголками. Сюда никто не приходит чтобы положить цветы или зажечь свечку. Последнее погребение прошло здесь в далеких восьмидесятых. В наше время, несколько лет назад у входа на кладбище сооружена большая гробница из белого мрамора для одной католической семьи. Бог знает, а с ним может и местный священник, почему они не поставили гробницу на другом краю Цавтата на холме светога Рока, радом с Мештровичевым мавзолеем семьи Рачич, на одном из красивейших далматинских кладбищ, а пришли сюда в изгнание, к эмигрантам.

Среди двух десятком покойников, чьи имена еще читаюся между сломанными каменными крестами, пострадавшим кто знает от каких людских бед, находится и один народный учитель, которого любили и уважали в давние времена, и один ребенок, для которого скорбящие родители в Цавтате искали исцеление от Бог знает какой страшной неизлечимой болезни, и один жандарм, на чьей керамической фотографии еще видны форменная фуражка и штык, но в большинстве тут под красной дубровачкой землей лежат люди из другого мира, те, которые умирали словно в романах Ивана Бунина и Владимира Набокова, а не здесь у нас, в этом средиземноморском солнцем согретом краю Балкана. Ещё едва можно распознать имя Владимира Трилецкого, генерала царской армии, который имер в Цавтате в 1926 г. в 69 лет, еще видно имя Николая Васильевича Белозердова, архитектора который дожил до 63 лет и умер в 1961 г., после 40 лет проведенных в эмиграции. Здесь похоронена и Йованка Страйнич, сербская и югославская художница, которая большую часть своей жизни провела в Дубровнике, и лежит в 20 км от своего спутника жизни  Косте. Ему оказана честь быть похороненным на Бониново в пантеоне, где по правилам в смерти одиноки и здесь нет места для супруга.

Но есть здесь интереснейшая могила на кладбище у цркви Святого Джурдже, с которой мы бы могли начать много долгих  увлекательных историй, и сейчас она пуста и пуста будет вероятно в день, когда для всех кто верил. восстанут души. чтобы вознестись на небо. На вертикально поставленной плите отлично задуманного памятника с оградой, стоит имя Лидии Михайловны Ираклиди, с годом рождения 1893. Вместо года смерти графитовым карандашом написано: Апатин 1995. Хотя за этой могилой никто не ухаживает, а в мире вероятно и нет много тех которые бы помнили, что у них в Цавтате кто-то похоронен, кто-то потрудился найти графитовый карандаш – фломастер бы не испортил гробный камень -  и чтобы завершить то, что не было завершено  с годом Лидиного рожденья.      Вписыванием   города Апатина в Воеводине, подтверждается, что могила пуста и завершается история, от которой не ожидают, что будет рассказана. И нет надежды,  что кто-то после обхода кладбища Святого Джурджа поедет в Апатин, чтобы на городском кладбище найти настоящую могилу Лидии Ираклиди и на ней зажечь свечу и оставить какой-нибудь особенно красивый и дорогой аристократический цветок...

Продолжение следует...

Перевод с хорватского статьи Миленко Йерговича, фото к блогу Луко Пуплица